28 ноября

 

 

 

Яндекс.Метрика

 

28 ноября

назад к разделу "Наступательная операция "Марс"

Бориц Беня Юдкович. Командир огневого взвода зенитной батареи 200 тбр 6 тк

 

Маркелов Федор Иванович. 1199 сп 354 сд. Погиб 28 ноября 1942 года у Холма.

 

Полубарьев Николай Федорович. Командир минометной батареи 22 кп 20 кд 2 гв. кк  Погиб 28 ноября 1942 года у Малого Кропотова

 

Бурцев Василий Иванович. 22 кп 20 кд 2 гв. кк. Погиб 28 ноября 1942 года у Малого Кропотова

 

Хитров Николай Ефимович. 150 осбр. Погиб 28 ноября 1942 года у Прудов

 

Сидорычев Сергей Александрович. 920 сп 247 сд. Погиб 28 нояря 1942 года у Жеребцово

Подвижная группа продолжила в этот день выполнение ранее поставленной задачи – прорваться в район западнее железной дороги Вязьма-Ржев. Источники, которые содержат в себе информацию о боевых действиях 6 танкового корпуса в ходе прорыва обороны противника на подступах к железной дороге, противоречивы в описании боев 27 и 28 ноября. В донесениях 6 танкового корпуса почему-то отсутствуют сведения о действиях танковых бригад 27 ноября. Районом сосредоточения частей корпуса назван район деревень Аристово, Никоново, Подосиновка (исключая две последние деревни, занятые немцами). В этот район, согласно тем же донесениям, танкисты вышли еще 26 ноября. Вместе с тем, в кратком учебном пособии, изданном Высшей Военной Академией имени К.Е. Ворошилова в 1943 году «Ввод в прорыв механизированных и танковых соединений и действия их в глубине противника», рассматривающего в качестве примера неудачные действия 6 танкового корпуса, указано, что уже 27 ноября 1942 года за железную дорогу удалось прорваться не только 2 танковому батальону 22 танковой бригады, но и другим танкам 6 танкового корпуса (всего около двадцати танков). 28 ноября, как указано в этом пособии, прорвавшаяся группа танков вела бои в районе западнее  железной дороги. Остальные части и подразделения корпуса, оставшиеся восточнее железной дороги, готовили силы для того, чтобы с боем соединиться с прорвавшимися на запад танкистами и ввести в глубину прорыва корпусные тылы. Скорее всего, 6 танковый корпус к началу 28 ноября оказался разорван на отдельные группы танков. Часть танков смогла к этому дню вырваться за железнодорожное полотно и занимала населенные пункты, расположенные за главной обороной немцев. Вместе с тем эта группа танков сразу стала ощущать отсутствие поддержки пехоты и артиллерии, а также недостаток боеприпасов, горючего и продовольствия. Другая часть уцелевших танков 6 танкового корпуса ночью с 27 на 28 ноября находилась еще восточнее рубежа обороны противника, проходившего через Большое Кропотово, Малое Кропотово, Подосиновку. Были и другие - более мелкие группы. Например, начальник политотдела 200 танковой бригады майор Рогожин Григорий Кириллович с группой бойцов был отрезан от своих танков. В течение четырех часов эта группа отбивала атаки врага и лишь ночью смогла прорваться к своим частям.

 В ночь на 28 ноября авиация противника, группами до 15 самолетов, подвергло атаке район  деревень Карамзино, Васютники, Подсосонье и переправы через реку Вазуза. Днем немецкая авиация, группой до 25 самолётов, используя в основном самолеты  Ю-88 (Юнкерс), опять бомбила эти же районы и наши наступавшие войска. Наша зенитная артиллерия в районе деревни Крюково сбила за два часа 18 самолётов противника. Наша авиация также воздействовала на наземные части противника, подвергнув огню два эшёлона противника, разгружавшиеся на станции Осуга.

В 10 часов был перехвачены радиопереговоры между штабами противника. Немецкая рация «84 Великан» просила помощи: «На нас наступают с севера, востока и юга. Накапливаются танки, кавалерия, пехота. Обстановка очень угрожающая. Требую немедленного пополнения бронебойной артиллерией, взрывчаткой и противотанковыми минами натяжного действия. Радиограмму передать Азейнштейну. Как понял».

В 12 часов 51 минуту был совершен еще один радиоперехват. В эфире вели переговоры станции Элиха (низшая) и Элисен (высшая).

«Элиха: Воинские Части русских нападают на нас.

Элисен: Немедленно - контрмеры. Мы считаем полезным применить противотанковые средства.

Элиха: Против нас кавалерия. Ответьте немедленно. Шлите необходимые медикаменты для помощи раненым и медотряд - 4 врача. Опасность из Подосиновки. Считаю полезным отойти от железной дороги.

Элисен: Возражаю.

Элиха: Грозит опасность окружения. Противник изо всех сил, методом активной обороны стремится не допустить прорыва наших войск за железную дорогу к городу Сычевка, одновременно создавая группировку своих войск на нашем правом фланге в районе восточнее и юго-восточнее Осуга».

Части 26 гвардейской стрелковой дивизии вели наступление на деревню Жеребцово.

354 стрелковая дивизия вошла в состав 20 армии, переправилась через Вазузу, сосредоточилась в районе деревень Пруды, Холм и повела наступление в направлении деревни Талица левее 26 гвардейской стрелковой дивизии.

В 2 часа 6 танковый корпус силами, оставшимися после боя 26 ноября, вместе с 1 самокатно-мотоциклетной бригадой снова перешел в наступление, все с той же целью – пересечь железную дорогу Вязьма-Ржев. 22 танковая бригада, имея задачу соединиться со своим 2 танковым батальоном, при поддержке 6 мотострелковой бригады и батареи  6  гвардейского истребительного противотанкового полка повела наступление в направлении Березово через район в пятистах метрах южнее Малое Кропотово. 200 танковая бригада с 1 самокатно-мотоциклетной бригадой и батареей  6  гвардейского истребительного противотанкового полка  пробивался к деревне Ложки через район в пятистах метрах севернее Подосиновки и район севернее Никишкино. 100 танковая бригада, понеся большие потери еще 26 ноября, в прорыве этого дня не участвовала. К ночи 22 и 200 танковые бригады с частями 6 мотострелковой бригады пересекли железную дорогу и вышли к деревням  Соустово, Ложки, Азарово, Никишино, Филиппово, находившимся западнее железной дороги. У деревни Ложки с основными силами своей 22 танковой бригады соединился 2 танковый батальон капитана М.С. Пинского, прорвавшийся сюда 26 ноября. В этот же район вышли 1 самокатно-мотоциклетная бригада и часть сил 2 гвардейского кавалерийского корпуса.

Части 2 гвардейского кавалерийского корпуса, имевшие задачу прорваться через железную дорогу Вязьма-Ржев и соединиться здесь с частями 6 танкового корпуса, наносили удар в том же направлении, что и танкисты. Кавалеристы повели наступление из района северо-западнее деревни Подосиновка, где находилась 100 танковая бригада.  В сборнике материалов по изучению опыта войны № 9 (ноябрь – декабрь 1943) говорится: «В первой половине ночи 20 кавалерийская дивизия, имея в первом эшелоне два кавалерийских полка, в конном строю на широких аллюрах проскочила по лощине между Большим  и Малым Кропотово… 22 кавалерийский полк, оторвавшись от первого эшелона дивизии при проходе лощины между Большим и Малым Кропотово, был освещен ракетами и прожекторами противника, попал под его перекрестный огонь…». У Севрюгова же: «Командир 20-й кавалерийской дивизии решил прорваться по глубокой лощине между Малым Кропотовым и Подосиновкой, имевшей ширину всего полтора — два километра. В два часа ночи 103-й кавалерийский полк, шедший в авангарде дивизии, выступил с исходного положения. В головном отряде действовал третий эскадрон старшего лейтенанта Пащенко». Если посмотреть на карту именно через разрыв между Малым Кропотовым и Подосиновкой пролегал прямой путь в район Никишкино, Белохвоство. Кроме того, видно, что проскочить между Малым и Большим Кропотово довольно затруднительно. Деревни находятся довольно близко друг к другу. Чтобы преодолеть этот рубеж, противника нужно было сначала выбить из этих опорных пунктов. Скорее всего, части 20 кавалерийской дивизии пытались проскочить именно между Малым Кропотово и Подосиновкой, между которыми разрыв впрочем, также был невелик. И действительно, основные силы 3 гвардейской кавалерийской дивизии, наступавшие следом, не смогли прорваться здесь, и командование решило сначала захватить Малое Кропотово и Подосиновку. Таким образом, в ночь на 28 ноября 20 кавалерийская дивизия, пытаясь до свету прорваться к железной дороге Вязьма-Ржев, устремилась в конном строю вперед между деревнями Малое Кропотово и Подосиновка. В авангарде снова наступал 103 кавалерийский полк. В два часа ночи головной отряд 103 кавалерийского полка, в качестве которого теперь действовал 3 сабельный эскадрон (командир старший лейтенант Пащенко), выступил вперед. Уступами за 3 сабельным эскадроном следовали 1 и 2 сабельные эскадроны, в арьергарде – 4 сабельный эскадрон, в середине – две батареи 14 конно-артиллерийского дивизиона, штаб полка и боевой обоз. За подразделениями 103 кавалерийского полка правее и левее следовали 124 и 22 кавалерийские полки. Кавалеристы 20 кавалерийской дивизии у высоты с отметкой 204.8, находившейся чуть западнее Малого Кропотова, уничтожили артиллерийскую батарею врага.  Головной отряд подошел к железной дороге уже к утру. Спешившись, кавалеристы атаковали железнодорожную будку (по-видимому, это была будка на переезде на дороге Петраково-Харино-Карабаново)., 1 сабельный эскадрон в конном строю сдвинулся правее, охватывая железнодорожную будку с севера. Еще правее наступали резервные сабельные эскадроны 124 и 22 кавалерийских полков. Саперы взорвали мост. 103 кавалерийский полк из состава 20 кавалерийской дивизии в конном строю прорвался к совхозу Никишкино, изрубив до роты 215 пехотного полка противника. Противник, обнаружив движение кавалерии в обход своих опорных пунктов, открыл сильный огонь по конникам. 124 кавалерийский полк (командир майор Василий Прозоров) из состава 20 кавалерийской дивизии выступил из Крюкова. Наступавший справа эскадрон вышел на окраины Большого Кропотова и вступиль в бой с оборонявшим деревню противником. 2 и 4 сабельные эскадроны пока также вступили в затяжной бой. На рассвете противник контратаковал, используя танки. В этом бою командир полка Прозоров был ранен. Два эскадрона все-таки прорвались южнее Большого Кропотова и соединились с главными силами дивизии. 124 кавалерийский полк захватил деревню Белохвостово, лежащую южнее Никишкино. Вначале 124 кавалерийский полк наступал севернее 103 кавалерийского полка. Такое перестроение можно объяснить тем, что подразделения 124 полка, прорвавшиеся южнее Большого Кропотова, вышли на дорогу Петраково-Харино и по ней вышли к железнодорожной будке на переезде, соединившись с подразделениями 103 полка. И совхоз Никишкино и Белохвостово находились западнее железной дороги Вязьма-Ржев. 103 кавалерийский полк вышел к дороге Филиппово-Карпишки. На ней он наткнулся на колонну немцев. 2 сабельный эскадрон полка атаковал врага, изрубив полсотни немцев и захватив шесть гаубиц. 22 кавалерийский полк из состава 20 кавалерийской дивизии, следовавший во втором эшелоне, был отсечен от двух полков этой дивизии, следовавших в первом эшелоне, интенсивным огнем противника при прорыве между Малым Кропотово и Посиновкой.  Немцы осветили местность ракетами и прожекторами. Командир 22 кавалерийского полка Алахвердян сам возглавил атаку своих подчиненных в пешем строю и погиб в этом бою (награжден орденом Отечественной войны 1 степени). У высоты восточнее железнодорожной будки полк вышел на немецкие позиции. Здесь подразделения полка встретились в бою с группой танков противника. По-видимому, описываемый бой произошел у высоты с отметкой 203.7, действительно лежащей восточнее упомянутой выше железнодорожной будки. Танки могли прибыть по дороге Харино-Петраково. Из этого можно сделать вывод, что будка, захваченная до этого подразделениями 103 кавалерийского полка, была вновь занята противником. И в этот момент 103 и 124 полки (восемь сабельных эскадронов, 22 орудия и миномета) уже оказались отсечены от основных сил 2 гвардейского кавалерийского корпуса. 3 артиллерийская батарея (командир капитан Курганский Николай Петрович) 14 конно-артиллерийского дивизиона, следовавшая с 22 кавалерийским полком, оказалась в окружении. В наградном листе на Курганского Н.П., в графе должность значится «командир 2 батареи 120-миллиметровых пушек». Был ранен в этом бою. Награжден  орденом Отечественной войны 2 степени.Расчет старшего сержанта Костылева подбил танк. Затем были подбиты еще два танка. Противник отошел и, перегруппировавшись, вновь атаковал, потеряв в этом бою, еще пять танков. Потери кавалеристов также были высоки. В похоронках на погибших 28 ноября 1942 года бойцов и командиров 22 кавалерийского полка подпись – командир части гвардии подполковник Кругляк, начальник штаба капитан Цыпкин (точнее, читаются только расшифровки). У Севрюгова в описаниях боев марта 1943 года под Севском читаем: «Начальник штаба полка капитан Цыпкин был тяжело ранен. К нему подбегали гитлеровцы, очевидно, намереваясь захватить в плен. Цыпкин сделал подряд несколько выстрелов из пистолета. Трое солдат противника безжизненно рухнули в снег, остальные застрочили из автоматов… В обойме осталось два патрона. Цыпкин тщательно прицелился, выпустил одну пулю в снова поднявшихся гитлеровцев, а вторую послал себе в сердце». Капитан Цыпкин в это время был начальником штаба 12 гвардейского кавалерийского полка. Это подтверждается и наградным листом, которым Николай Федорович был представлен к Ордену Отечественной войны 1 степени. Возможно, что в ноябре 1942 года он все-таки был начальником штаба именно 22 кавалерийского полка. Была потеряна большая часть лошадей, в артиллерийской батарее уцелели лишь два орудия. Таким образом, 22 кавалерийский полк, попав под перекрестный огонь сразу из нескольких опорных пунктов врага, понеся большие потери в шестичасовом бою с танками противника, не смог прорваться к двум передовым полкам своей дивизии и отошел к Аристово.

Такая же участь постигла и 3 гвардейскую кавалерийскую дивизию. Эта дивизия начала прорываться с опозданием за 20 кавалерийской дивизией, на два часа позже получив приказ на прорыв. Ее полки вступили уже на освещенную и простреливаемую всполошившимся врагом местность своего участка прорыва между Малым Кропотово и Подосиновкой, южнее участка прорыва 20  кавалерийской дивизии. Прорваться вперед в этой дивизии смог только 12 гвардейский кавалерийский полк (командир подполковник Ласовский Антон Иосифович)  с отдельными подразделениями 9 и 14 гвардейских кавалерийских полков и штаб дивизии во главе с командиром дивизии полковником Ягодиным. 10 гвардейский кавалерийский полк из состава  3 гвардейской кавалерийской дивизии, следовавший во втором эшелоне, попал под огонь с занятой врагом высоты с отметкой 203,7, прорваться не смог, сместился южнее и практически перестал существовать после нескольких безуспешных попыток проскочить южнее в районе деревень Лапоток, Софьино. Командир полка Клименко также погиб в этом бою. Согласно именному списку безвозвратных потерь командно-начальствующего состава 3 гвардейской кавалерийской дивизии 2 гвардейского кавалерийского корпуса за период с 26 ноября 1942 года по 20 декабря 1942 года в этот день погибли также заместители командира 10 гвардейского кавалерийского полка по строевой части и политической части майор Чернов Александр Михайлович и майор Чернов Николай Дмитриевич. Погибли и похоронены они, согласно этому документу, в деревне Пруды. В результате боев этого дня к железной дороге на помощь танкистам прорваться смогли части 20 кавалерийской дивизии (103 и 124 кавалерийские полки), 12 гвардейский кавалерийский полк и отдельные подразделения из состава 3 гвардейской кавалерийской дивизии, практически без артиллерии. 4 гвардейскую кавалерийскую дивизию, которую вначале предполагалось выдвинуть вслед за 3 гвардейской кавалерийской дивизией, ночью 29 ноября решено было остановить до взятия нашими войсками деревень Малое Кропотово и Подосиновка. Подвижная группа оказалась разорванной на две части. Кроме прорвавшихся кавалеристов, западнее железной дороги Вязьма-Ржев оказались подразделения 22 танковой бригады (12 танков) и 200 танковой бригады (8 танков) из состава 6 танкового корпуса.

 

Сайт создан по технологии «Конструктор сайтов e-Publish»