26 ноября

 

 

 

Яндекс.Метрика

 

26 ноября

назад к разделу "Наступательная операция "Марс"

 

Командир 8 гв ск Ф.Д. Захаров

Захаров Федор Дмитриевич. Командир 8 гв. ск 20 армии

 

Андреичев Иван Николаевич. Командир пулеметной роты 77 гв. сп 26 гв. сд 8 гв. ск. Погиб в ноябре 1942 года

 

Младший сержант Подкорытов Спиридон Иванович. 75 гв сп 26 гв сд. Погиб 26 ноября 500 м севернее Жеребцово.

Подкорытов Спиридон Иванович. 75 гв. сп 26 гв. сд 8 гв. ск. Погиб 26 ноября 1942 года севернее Жеребцово.

 

Усков Николай Фролович. 79 гв. сп 26 гв. сд 8 гв. ск. Погиб 26 ноября 1942 года севернее Жеребцово.

 

 

Майор Лопух Арсений Ильич. Командир 896 ап 331 сд.

Командир 896 ап 331 сд Лопух Арсений Ильич.

 

Командир роты средних танков 192 тб 200 тбр 6 тк Кобзарь Яков Трофимович

Командир роты средних танков 192 тб 200 тбр 6 тк Кобзарь Яков Трофимович

 

Веденичев Нил Григорьевич. Командир 22 тбр 6 тк. Орден Красного Знамени за бои на Сычевском направлении

 

Головин Иван Васильевич. 22 тбр 6тк

За прошедший первый день боев только на центральном участке фронта наступающей 20 армии был достигнут некоторый успех. Здесь образовался выступ, вдавленный в оборону противника в сторону деревни Аристово.

326 и 251 стрелковая дивизия продолжали вести упорные бои на прежнем рубеже деревень Васильки, Холм-Березуйский, но прорвать немецкие позиции  так и не смогли.

42 гвардейская стрелковая дивизия вела бой за Кобылино. Непонятно как части и подразделения 42 гвардейской стрелковой дивизии атаковали Кобылино, которую не смогли взять части 247 стрелковой дивизии - была ли эта атака предпринята с восточного берега Вазузы или в обход Гредякино по западному ее берегу. Подразделения этой дивизии несколько раз врывались в деревню и к 16 часам 45 минутам вытеснили из нее противника на запад в направлении деревни Боблево. Отсюда противник силою до батальона пехоты и десяти танков контратаковал наши наступавшие войска в южном направлении на Крюково и Зеваловку. По-видимому, это была так называемая боевая группа Боденхаузена, состоящая из 2 батальона 215 пехотного полка 78 пехотной дивизии и танков 5 танковой дивизии. Но эта попытка немцев закончилась неудачей. В немецких источниках есть информация и о другом контрударе, нанесенном ими утром 26 ноября. Контрудар немцы также нанесли севернее деревни Пруды (в нем участвовали, по-видимому, 1 батальон 14 пехотного полка 78 пехотной дивизии и танки 1 батальона 13 танкового полка 5 танковой дивизии). Но, потерпев неудачу, указанные части отступили в район севернее Хлепня. Хотя этот район уже должен был контролироваться нашими войсками на плацдарме, возможно, это имело место, так как на плацдарме в эти дни образовалась страшная путаница из разорванных подразделений немецких частей, сметенных со своих позиций или продолжающих их удерживать, наших наступающих танков и пехоты. Вообще, использование боевых групп (kampfgruppe) было у немцев обычным делом.Противник был остановлен нашими войсками северо-восточнее деревни Никоново. Подразделения 42 гвардейской стрелковой дивизии атаковали также северную окраину деревни Гредякино, но были вытеснены к западной окраине леса восточнее Гредякино.

Части 247 стрелковой дивизии во второй половине дня действовали на прежнем направлении, но теперь уже в полосе наступления 6 танкового корпуса.

8 гвардейский стрелковый корпус (командир генерал-майор Ф.Д. Захаров, с 24 декабря 1942 года генерал-майор Ксенофонтов Александр Сергеевич, который с ноября 1942 года до своего нового назначения был заместителем командующего 20 армии.) в соответствии с полученным приказом не позднее 8 часов 30 минут  26 ноября начать наступление в направлении деревень Жеребцово, Лопоток и города Сычёвка, в ночь с 25 на 26 ноября перегруппировался в районе деревень Зеваловка, Бобровка, Пруды. Теперь 8 гвардейскому стрелковому корпусу для выполнения поставленной задачи вновь подчинялась его 148 стрелковая бригада. Поддерживающая 25 танковая бригада, которая переправилась на плацдарм  только вечером этого дня, в бой не вступила. В наградном листе на командира роты тяжелых танков 25 танкового батальона (командир капитан Колесников) 25 танковой бригады капитана Чекранова Ивана Михайловича имеется информация об атаке этого батальона на деревню Гредякино 25 ноября. В наградных листах 362 танкового батальона (командир капитан Мясников Георгий Афанасьевич) этой бригады также упоминается бой за Гредякино. В списках безвозвратных потерь бригады также есть фамилии командиров, погибших 25 ноября у деревни Холм-Березуйский. Погибшие в этом бою были захоронены в 1 километре юго-восточнее деревни Рябцево. В районе Рябцево располагались медсанбаты соединений 20 армии. Таким образом, непонятно – форсировала ли Вазузу 25 танковая бригада (перед началом наступления, похоже, она должна была располагаться там же где и части 8 гвардейского стрелкового корпуса, то есть на восточном берегу реки). Командир взвода КВ из 362 танкового батальона 25 танковой бригады старший лейтенант Ледовский был похоронен в лесу 300 метрах северо-восточнее деревни Логово, что говорит о том, что эта танковая бригада все-таки атаковала опорные пункты Гредякино и Холм-Березуйский с севера. В целом, 8 гвардейский стрелковый корпус не смог нанести сконцентрированный сильный удар в одном направлении. В направлении на Жеребцово наступала в этот день лишь  26 гвардейская стрелковая дивизия (командир генерал-майор И.И. Корженевский).

В «Описании боевых действий на рубеже реки Вазуза 25 ноября – 18 декабря 1942 года» можно прочитать и такое: «передовые части 26 гвардейской стрелковой дивизии вели бой у северо-западной окраины Аристово, но успеха в продвижении не имели». Почему в этом районе (деревня Никоново) оказались части этой дивизии непонятно. 25 ноября части 26  гвардейской стрелковой дивизии повели наступление через Вазузу из района деревни Новоселово. На противоположном берегу находился планируемый район развертывания этой дивизии. Так как противника выбить из этого района не удалось, то возможно части 26 гвардейской стрелковой дивизии попытались сделать это самостоятельно. Возможно, что попытка форсировать реку в этом месте была неудачной, и части дивизии вошли в прорыв, совершенный южнее частями 247 стрелковой дивизии. Возможно, что части дивизии форсировали реку через переправу у Зеваловки и повели наступление, отклоняясь влево. Части 26 гвардейской стрелковой дивизии втянулись в бой за Холм (79 гвардейский стрелковый полк) и Жеребцово (75 гвардейский стрелковый полк), скорее всего, лишь 26 или 27 ноября. На пути к Холму и Жеребцову, части дивизии вступали в бой в районе южнее Зеваловки, у Подъяблоньки и Прудов, то есть в районе, через который уже прошли подразделения из состава 247 стрелковой дивизии. Подразделения 77 гвардейского стрелкового полка, судя по наградным документам, 25 ноября наступали на Гриневку, 27 ноября - на Холм.150 стрелковая бригада закреплялась в этот день в деревне Пруды. 148 стрелковая бригада продолжала вести бой в районе деревени Хлепень, пытаясь расширить участок прорыва и обезопасить его с фланга. 148 стрелковой бригаде в наступлении на Хлепень оказывала содействие 18 танковая бригада, переправившаяся на восточный берег Вазузы вечером 26 ноября. Подвижная группа полковника Н.А. Кропотина, если она и существовала в планах, на деле  переправлялась и вводилась в бой по частям, а составлявшие ее бригады действовали на разных направлениях как отдельные танковые бригады непосредственной поддержки пехоты.

331 стрелковая дивизия на левом фланге 20 армии в этот день вела бои за деревни Пугачево, Исаевское, Степаново. В бою участвовал и 1108 стрелковый полк (командир майор Анастасьев, затем временно исполняющий обязанности командира полка капитан Смирнов, позже вновь майор Анастасьев, затем майор Меньшаков, начальник штаба капитан Миловский, с 1 декабря старший лейтенант, позже капитан Печуричко, который в начале боев исполнял обязанности начальника штаба.). Успеха дивизия также не добилась. Деревни Пугачёво, Исаевское как и Хлепень обороняли части 215 пехотного полка 78 пехотной дивизии. Части 331 стрелковой дивизии попали под мощный огонь из районов деревень Караси, Чупятино, Степаново. В 15 часов 30 минут в деревне Киселево разгрузилось  сорок  машин с пехотой. Начальник штаба 20 армии запросил в качестве артиллерийской поддержки у штаба 29 армии нанести огневой удар двумя-тремя артиллерийскими полками  по району деревень Караси, Чупятино, Степаново.

В планах немецкого командования на этом участке фронта было уничтожить плацдарм на западном берегу Вазузы ударом из района деревни Кобылино, силами которые передавались командиру немецкого 39 танкового корпуса (2 батальон 1 танкового полка 1 танковой дивизии, который располагался в районе станции Осуга, и частями 9 танковой дивизии, располагавшейся западнее Сычевки).

Командир 6 танкового корпуса приказом № 21 перевел свои танковые и мотострелковые бригады в новый район сосредоточения, южнее прежнего, туда, где произошел прорыв первой линии обороны врага в полосе действия 247 стрелковой дивизии и частей 8 гвардейского стрелкового корпуса. Плацдарм на западном берегу Вазузы, захваченный здесь нашими войсками, был еще слишком мал, чтобы на нем можно было развернуть все части подвижной группы. Кроме того, не все переправы через реку, которые планировалось использовать для выдвижения частей подвижной группы на западный берег Вазузы и не все районы, в которых должны были сосредоточиться кавалеристы и танкисты после переправы, были еще освобождены. Поэтому вначале переправиться должны были танки и пехота 6 танкового корпуса, а только затем уже и кавалеристы.

6 танковый корпус ночью и утром 26 ноября переместился в назначенный район и к 10 часам сосредоточился недалеко от участка вчерашнего прорыва вражеской обороны. 22 танковая бригада (командир полковник Н.Г. Веденичев) и 6 мотострелковая бригада (командовал ею вместо убывшего на другую должность полковника И.Т. Есипенко заместитель командира бригады по политчасти старший батальонный комиссар Е.Ф. Рыбалко Евгений Федорович), которые должны были действовать совместно, сосредоточились восточнее деревни Кузнечиха. В наградном листе на Рыбалко Е.Ф, которым он посмертно представлялся к Ордену Отечественной войны первой степени, звание «старший батальонный комиссар» было заменено званием «подполковник».

200 танковая бригада (командир  подполковник Вячеслав Петрович Винокуров) сосредоточилась юго-восточнее деревни Кузнечиха. 100 танковая бригада (командир полковник И.М. Иванов), совершив самый большой крюк в новый район, задержалась и  сосредоточилась северо-восточнее деревни Пруды, оказавшись во втором эшелоне 6 танкового корпуса. В 15 часов 6 танковый корпус, получив задачу прорваться в район западнее железной дороги Вязьма-Ржев, был введен в бой. В различных источниках называется разное время начала атаки частей 6 танкового корпуса. Называется и 12 часов, и 14 часов. Так как оборона противника не была прорвана на всю тактическую  глубину, танкистам предстояло сделать это вместе с пехотой стрелковых дивизий. Наши войска медленно продвигались вперед, немцы упорно держались за каждый клочок земли, не давая использовать все возможности танкового корпуса для глубокого прорыва в тылы противника. 22 танковая бригада, наступавшая через деревни Никоново, Малое Кропотово, в направлении леса восточнее Доронино, овладела деревней Новая Гриневка, атаковала деревни Большое и Малое Кропотово, которые, особенно Большое Кропотово, были хорошо укреплены немцами. 2 танковый батальон этой бригады прошел сквозь оборону противника в Большом Кропотове, Малом Кропотове, Березове (в Большом Кропотове располагался штаб немецкой 5 танковой дивизии, которому пришлось отступить на запад).  1 и 2 мотострелковые батальоны 6 мотострелковой бригады при поддержке 1 танкового батальона 22 танковой бригады выбили немцев из деревни Холм-Рогачевский, создав угрозу окружения противника в  опорных пунктах Гредякино, Кобылино. 200 танковая бригада, наступая через Старую Гриневку, Аристово в направлении деревни Березово овладела деревней Старая Гриневка, вошла в Аристово и в этом районе была остановлена. 100 танковая бригада, перед которой стояла задача наступать в направлении Белохвостово через деревни Подъяблонька, Подосиновка, захватила Подосиновку, но была остановлена в двух километрах северо-западнее нее. В этот день танковые бригады 6 танкового корпуса, несмотря на тяжелые потери в технике и людях, смогли продвинуться на запад, оставив захваченные деревни пехоте 247 стрелковой дивизии. Поздно вечером 2 танковый батальон (командир капитан Матвей Савельевич Пинский) из 22 танковой бригады овладел деревней Березовка и прорвался  через железную дорогу Вязьма-Ржев у деревни Ложки. Пинский М.С. – в конце войны майор, командир танкового батальона 44 гвардейской танковой бригады (бывшей 112 танковой бригады, которая заменила в 6 танковом корпусе 100 танковую бригаду) 11 гвардейского танкового корпуса (до 23 октября 1943 года бывшего 6 танковым корпусом). Майор Пинский М.С. за смелость и отвагу, проявленные при освобождении польского города Гнезно 21 января 1945 года получил звание Героя Советского Союза. Его батальон захватил тогда немецкий аэродром и большой склад горючего. Закончил войну в центре Берлина. Но к ночи противник, используя прибывшие в район жестоких боев танки 9 танковой дивизии, смог вернуть Большое и Малое Кропотово, в которых не смогла закрепиться наша пехота. В бою 26 ноября 6 танковый корпус потерял много танков и бойцов (до 60 %), ему требовалось пополнить запас горючего, боеприпасов и продовольствия, эвакуировать раненых и поврежденную технику. При этом пехота стрелковых дивизий не закрепилась прочно в деревнях, через которые танкисты прошли. Кавалеристы также не поддержали действия танков. Поэтому перед танкистами встал вопрос с путями снабжения подвижной группы.

2 гвардейский кавалерийский корпус получил задачу переправиться на плацдарм на западном берегу Вазузы, выйти на рубеж Большое Кропотово, Малое Кропотово, Подосиновка, Жеребцово, затем пересечь железную дорогу Вязьма-Ржев и выполнять в дальнейшем уже поставленные ранее задачи в оперативной глубине обороны противника. Для переправы через реку Вазуза из четырех намечавшихся для этого переправы имелись только две – у Зеваловки и у Прудов. Обе эти переправы хорошо просматриваются с безымянной высоты пятьсот метров южнее Хлепня. Если же в Хлепне встать на краю, так называемого кургана, в месте впадения Городни в Вазузу, выступающего на север вдоль дальнейшего течения Вазузы, то место переправы у деревни Пруды  не только отлично просматривается, но и простреливается даже из стрелкового оружия. 20 кавалерийская дивизия должна была переправиться у Зеваловки, а 3 гвардейская кавалерийская дивизия – у Прудов. 4 гвардейская кавалерийская дивизия (командир полковник Григорий Иванович Панкратов)  должна была следовать во втором эшелоне за 3 гвардейской кавалерийской дивизией.

Таким образом, боевой приказ № 018 к исходу 26 ноября продолжал оставаться невыполненным.

 

Из воспоминаний жителя деревни Пруды

 

Не помню, какого числа, но помню, что выпал уже снег и река покрылась льдом, хоть и небольшим, наши войска начали новое наступление. Мы в это время жили в деревне Подъяблонька, в землянке. Хоть наш дом в деревне Пруды и был цел до начала наступления, но была опасность попасть под  обстрел нашей артиллерии. В наш дом в Прудах мы ходили для того, чтобы испечь хлеб. В тот день мы с братом тоже решили отправиться в Пруды, чтобы затопить печь, но нам пришлось вернуться, начался артиллерийский обстрел. А потом в деревне Подъяблонька появились наши части. Я разговаривал с офицером-пехотинцем. А вдоль ручья Дуловка в сторону деревни Аристово прошли наши танки. Нас с матерью и братом переправили на другой берег Вазузы, и мы отправились в тыл. Через некоторое время мы оказались в городе Старица, где и прожили до окончания боев на Сычевской земле.

Сайт создан по технологии «Конструктор сайтов e-Publish»