25 ноября

 

 

 

Яндекс.Метрика

 

25 ноября

Берестов Петр Филиппович. Командир 331 сд

 

Командир 247 сд Мухин Григорий Денисович с женой

 

Волков Фадей Фадеевич. Артдивизион 148 осбр 8 гв. ск

 

Лейтенант Сутягин Андрей Сергеевич. Командир пулеметного взвода 2 осб 148 осбр 8 гв. ск

 

Никифоров Юрий Сергеевич. 148 осбр 8 гв. ск

 

Ягафаров Каюм Мансурович. Саперная рота 148 осбр 8 гв. ск. Ранен 23 декабря 1942 года

 

Чистяков Николай Александрович. 77 гв. сп 26 гв. сд 8 гв. ск. Ранен 25 ноября 1942 года

 

 

251 стрелковая дивизия (командир полковник Б.Б. Городовиков) и 80 танковая бригада (командир полковник В.Н. Буслаев)  вместе с 42 гвардейской  стрелковой дивизией (командир генерал-майор Ф.А. Бобров) и 255 танковой бригадой (командир полковник И.Ф. Иванов)   повели наступление на деревню Гредякино и деревню Кобылино. Но эти части так же встретили сильное огневое противодействие противника, не давшее возможности им продвинуться вперед.
Деревни Холм-Березуйский (17 дворов), Гредякино (36 дворов), Кобылино являлись опорными пунктами обороны противника в междуречье  Осуги и Вазузы, а также вдоль берега последней. Для устройства оборонительных рубежей использовалась бастионная система. Даже по названию первой деревни понятно, что она располагается на возвышенности, господствующей над местностью. Фронтальная траншея в этом опорном пункте тянулась по северной окраине села с запада на восток. Она не являлась основной и могла быть оставлена противником во время нашей атаки или артподготовки по ходам сообщений, связывающим ее с основной траншеей, блиндажами и ДЗОТами. В Холм-Березуйском было насчитано около 22 блиндажей. Фронтальная траншея устраивалась таким образом, что могла находиться под огнем пулеметов и минометов противника из глубины обороны на случай, если она оказывалась в руках наступающих. В этом опорном пункте насчитывалось около 20 огневых пулеметных точек (10 станковых и 10 ручных). Кроме этого через 100-150 метров прямолинейных, хорошо простреливаемых участков фронтальной траншеи устраивались огневые точки-бастионы, которые должны были превратить захваченную траншею в ловушку для захвативших ее. Подступы к самому бастиону были тщательно заминированы и пристреляны пулеметами и минометами из глубины обороны.  Минометы и противотанковая артиллерия располагалась на юго-западной  окраине села и в глубине обороны. Окраину Гредякино от окраины Холм-Березуйского отделяет всего метров 500. Фронтальная траншея в Гредякино проходила по северной и северо-восточной окраине. Деревня располагалась недалеко от Вазузы, и северо-западная окраина села возвышалась над юго-восточной. Траншеей Гредякино было связано с другим опорным пунктом немцев на берегу Вазузы Кобылино. С наиболее опасных направлений опорные пункты были прикрыты проволочными заграждениями, и минными полями и огнем пулеметов из ДЗОТов. Противотанковая артиллерия располагалась юго-западнее Гредякино. Система обороны этих деревень состояла из батальонных узлов сопротивления по два  ротных участка в каждом. По основным ходам сообщения проходила проводная связь. В опорном пункте Кобылино фронтальная бастионная траншея проходила по восточной окраине деревни и тянулась дальше через Зеваловку к Кузнечихе. Берег Вазузы в этом месте высокий, часто обрывистый, и с противоположного берега цели визуально не просматривались. Следы немецких траншей вдоль берега видны до сих пор. Южнее Кузнечихи в Вазузу впадает ручей Дуловка. На другом берегу располагалась деревня Пруды. Отсюда до устья Городни западный берег Вазузы низкий, хорошо просматриваемый с противоположного берега (осенью деревня Пруды и спуск к реке обстреливались из стрелкового оружия). Устроить здесь мощную разветвленную  оборону было сложно. Возможно, именно поэтому здесь и произошел прорыв фронта противника.
Таким образом, части правого крыла 20 армии (326, 251 стрелковые дивизии и 42 гвардейская стрелковая дивизия), которым не нужно было форсировать Вазузу, к исходу дня успеха не имели. Эти три дивизии, которые располагались в междуречье Осуги и Вазузы на левом берегу последней при наступлении на хорошо подготовленную оборону 195 пехотного полка 102 пехотной дивизии и 14 пехотного полка 78 пехотной дивизии не только должны были преодолеть хорошо подготовленную оборону немцев между опорными пунктами, наиболее мощными из которых были находящиеся по флангам обороны врага в междуречье Осуги и Вазузы деревни Васильки и Гредякино, но и  попадали под сильный фланговый огонь пулеметов и минометов остальных частей 102 пехотной дивизии с противоположного берега Осуги из района  деревень Сады, Маслобойня. Противник, действуя с этой отсечной позиции, мог сковывать действия трех правофланговых дивизий 20 армии. Танки 255 танковой бригады, действовавшей с 42 гвардейской стрелковой дивизией, сбились с маршрута, наскочили на собственные минные поля и подорвались, не войдя в соприкосновение с противником. В это же время части левого фланга наступавшей 31 армии  успеха также не имели и не могли содействовать продвижению правофланговых дивизий 20 армии, свернув вперед оборону частей 102 пехотной дивизии врага.
Успеха добились как раз части 20 армии, которые находились на восточном берегу Вазузы и должны были сначала форсировать Вазузу. Толщина льда на Вазузе к 25 ноября составила от восемнадцати до двадцати трех сантиметров. В местах с сильным течением во льду образовывались промоины. Такой лед позволял переправиться через реку пехоте. Но лишь легкая техника массой до десяти тонн могла форсировать реку. Выдвижение же на западный берег Вазузы нашей тяжелой техники требовала дополнительных работ по устройству таких переправ. К тому же ледяной покров разрушался огнем артиллерии противника, что дополнительно сдерживало выдвижение на плацдарм наших сил. Уже во время операции толщина льда увеличивалась по три-четыре сантиметра (в морозные дни больше) в пять дней.
25 ноября 1942 года части 247 стрелковой дивизии (командир генерал-майор Г.Д. Мухин) с 240 танковой бригадой (командир полковник И.Д. Ивлиев)  смогли, форсируя Вазузу, совершить прорыв передней линии обороны врага, отбросив назад части 14 пехотного полка немецкой 78 пехотной дивизии, и создать небольшой плацдарм на западном берегу Вазузы. 909 стрелковый полк (командир майор Гречко Анатолий Артемьевич, затем Лапшин Дмитрий Васильевич) 247 стрелковой дивизии при поддержке 240 танковой бригады, в том числе танков 473 танкового батальона, в 9 часов 45 минут овладел деревней Зеваловка. В это же время 920 стрелковый полк (командир Лунегов Яков Петрович) этой дивизии освободил деревню Кузнечиху и достиг безымянной высоты северо-восточнее деревни Бобровка. Противник поспешно отошёл в деревню Бобровка. Прорыв произошел на левом фланге участка, который предназначался 247 стрелковой дивизии (во многих источниках говорится о том, что части 247 стрелковой дивизии к концу 25 ноября захватив семь населенных пунктов - деревни Зеваловка, Кузнечиха, Бобровка, Старая и Новая Гринёвка, Подъяблонька, Холм). При этом, враг, занимавший оборону в Гредякино и Кобылино (Кобылино входило в участок прорыва этой дивизии), смог оставить за собой эти опорные пункты, что также дало возможность противнику продолжать упорно сдерживать наступление правофланговых стрелковых дивизий 20 армии. 247 стрелковая дивизия продолжала свое наступление в направлении деревни Жеребцово, выполняя задачи, поставленные перед ней приказом № 018. Во время этих боев, в деревне Бобровка, было захвачено семь пленных, которые принадлежали 14 пехотному полку из состава немецкой 78 пехотной дивизии. Удар 247 пришелся по позициям 2 батальона 14 пехотного полка 78 пехотной дивизии, который уже успел сменить подразделения 5 танковой дивизии в районе Зеваловки. Немцы оказались отброшены в район восточнее Аристово. В немецкой обороне образовался разрыв между этим батальоном и 3 батальоном 13 мотострелкового полка 5 танковой дивизии, который еще не был сменен и находился на своих позициях в районе Прудов (южнее располагались, по-видимому, 3, 2 и 1 батальоны 13 мотострелкового полка 5 танковой дивизии, также находившиеся еще на своих позициях.  В районе деревни Хлепень и южнее удерживали позиции батальоны 215 пехотного полка 78 пехотной дивизии).
Форсировать Вазузу смогла также 148 стрелковая бригада, действовавшая в этот день еще отдельно от своего 8 гвардейского стрелкового корпуса. Саперная рота этой бригады смогла сделать проходы в минных полях и заграждениях на переднем крае обороны противника. В ночь на 25 ноября саперы, по-видимому, этого сделать не смогли. Пришлось выполнять поставленную задачу уже после артподготовки. Бойцы 1 саперного взвода (командир лейтенант Костарев Николай Васильевич) саперной роты, переправившись через Вазузу, попытался подползти к оборонительным сооружением врага, но были обнаружены. Пал смертью храбрых красноармеец Аксенов. Преодолеть возникшее у бойцов замешательство смог лейтенант Костарев, который с возгласом: «За мной!» - бросился вперед к проволочному заграждению. Бойцы, увлекаемые своим командиром, поползли вперед, разрушая заграждения. После этого пехота устремилась в сделанные саперами проходы. Лейтенант Костарев же был сражен пулей, попавшей ему в грудь. Командир роты автоматчиков 4 стрелкового батальона (командир капитан М. Задорожный) лейтенант Акчурин Шихап Мубинович, преодолев заграждение, лично растаскивая рогатки, вступил в схватку с тремя немцами. Взрывом гранаты ему оторвало ногу, но лейтенант сумел уничтожить трех солдат врага. Истекая кровью, командир роты продолжал подавать команды своим подчиненным, и лишь после того, как рота продвинулась вперед, он был эвакуирован с поля боя. В командование 4 ротой вступил заместитель командира роты лейтенант Бруяка Павел Петрович. Его рота первой ворвалась в деревню Холм. Сам лейтенант погиб. Лейтенанты Акчурин и Бруяка были награждены орденами Красной Звезды. В некоторых источниках можно прочитать, что 148 стрелковая бригада, овладев деревней Пруды, которая находилась левее полосы наступления 247 стрелковой дивизии, повернула на деревню Хлепень, находящуюся на левом фланге своего участка прорыва. По некоторым сведениям 11 танковая бригада, которая должна была поддерживать 148 стрелковую бригаду, действовала совместно с 247 стрелковой дивизией. Таким образом, 148 стрелковая бригада в отличие от 247 стрелковой дивизии стремилась окончательно завершить прорыв первой линии немецкой обороны на всем своем участке от Прудов до Хлепня, отвлекая часть своих сил от выполнения своей основной задачи на этот день – наступать в направлении Холм, Юровка, Сидорово.
18 танковая бригада повела наступление через Пруды, Подъяблоньку на Холм. Экипаж танка Т-34 1 роты (командир старший лейтенант Никольский) 2 танкового батальона (командир капитан Анашин) техника-лейтенанта Данилкина Петра Васильевича (командир башни старший сержант Ахтямов Ималинамед) уничтожил один средний танк, два противотанковых орудия, два транспортера с кухнями.
Таким образом, первая линия обороны противника была взломана на центральном участке фронта 20 армии на рубеже от деревни Зеваловка до деревни Пруды в полосе наступления 247 стрелковой дивизии и 148 стрелковой бригады. То, что Вазузу смогла форсировать и 148 стрелковая бригада, по-видимому, и является причиной того, что в некоторых источниках утверждается, что прорыв в первый день наступления был осуществлен 8 гвардейским стрелковым корпусом. Существует версия, что деревню Пруды заняли форсировавшие Вазузу части 331 стрелковой дивизии.
У деревни Зеваловки был произведен ремонт шестидесятитонного моста разрушенного противником. Еще в октябре, при подготовке к наступлению, была произведена разведка Вазузы с целью выявления наиболее удобных мест для строительства мостов. Заранее были заготовлены и доставлены как можно ближе к реке в двухстах метрах от противника элементы моста (967 бревен). Строительство моста требовало времени, и сначала на уцелевшие опоры моста были силами роты (командир старший лейтенант Павлов Григорий Петрович) 6 мото-инженерного батальона (командир майор Пантелеев Василий Васильевич) уложены длинные прогоны, по которым через сорок минут уже была пущена пехота и артиллерия. Танки переправлялись вброд. Саперам приходилось работать зачастую в ледяной воде. При этом погиб сержант Бурлов Александр Яковлевич, а лейтенант  Павлов был ранен, но убыл в госпиталь, лишь доложив о начале переправы. Павлова заменил старший лейтенант Пулторак Валентин Константинович. В дальнейшем в течение трех часов был построен полноценный шестидесятитонный мост. Танки же продолжали переправляться вброд. 29 ноября ротой Пулторака (60 человек) был возведен семидесятидвухметровый мост у Кобылино, на который ушло 1200 бревен. Командир 6 мото-инженерного батальона майор Пантелеев был назначен комендантом переправ через Вазузу. Севернее мосты через Вазузу были построены еще ранее. С 4 на 6 октября 1942 года силами 90 понтонно-мостового батальона (командир капитан Семенов Степан Васильевич) был построен семидесятивосьмиметровый шестидесятитонный мост у Тимонино. 10 октября эти батальоном был построен сорокаметровый шестидесятитонный мост у деревни Березуй, а 4 ноября – еще один мост у Тимонино.
Южнее Хлепня части 331 стрелковой дивизии (командир полковник Берестов Петр Филиппович, начальник штаба подполковник Сучков Борис Захарович, затем подполковник Штейнлухт Михаил Аронович) смогли также достичь противоположного берега Вазузы, но не смогли продвинуться вперед. На участке Пугачево, Исаевское вели бой 1104 (командир подполковник Зиновьев Михаил Николаевич, с января майор Смолин Михаил Афанасьевич, позже майор Торбосов Василий Андреевич, начальник штаба капитан Ныров Алексей Алексеевич, с конца ноября капитан, позже майор Шапченко, начальник штаба капитан Шугалин, заместитель командира по политической части батальонный комиссар Лившиц) и 1106 (командир подполковник Штейнлухт Михаил Аронович, затем майор Гусев, затем подполковник Зиновьев Михаил Николаевич, затем майор Пангани Семлар Нестерович, начальник штаба с конца ноября капитан, позже майор, Ныров Алексей Алексеевич) стрелковые полки. 1104 стрелковый полк наступал в районе деревни Пугачево. Вместе с полком наступал и 52 батальон ПТР. Дело дошло до рукопашной схватки. Наводчик противотанкового ружья противотанковой роты 52 батальона ПТР, поддерживающей 1104 стрелковый полк из состава 331 стрелковой дивизии, Степанов Трофим Андреевич, подавил огонь пулемета, который велся из ДЗОТа противника, а затем ворвался в него и уничтожил врагов, оборонявшегося в нем. Ворвавшись в траншеи противника, он схватил за конец ствола свое противотанковое ружьё, которое было бесполезно в таком близком соприкосновении с врагом, и с криком: «Вперёд, за мной! Нажмём на фрицев, ребята!» - бросился на немцев, размахивая длинным ружьём вокруг себя. Ему удалось, используя противотанковое ружье, как дубину, сбить с ног трёх немецких солдат. Сам Трофим был ранен в этом бою в правую руку, но не покинул поле боя и только после второго, тяжелого ранения был отправлен в госпиталь. Немцы предприняли контратаку из района деревни Хлепень. В этом бою Наводчик противотанкового ружья красноармеец Буханцев Александр Романович из того же 52 батальона ПТР смог уничтожить из своего орудия  трех немцев. Затем, когда наша наступающая пехота подошла к траншеям противника на близкое расстояние, и немцы стали бросать гранаты, Александр ловил, бросаемые немцами гранаты, которые еще не успели взорваться, и бросал их обратно. Три немецкие гранаты, таким образом, вернулись обратно врагу. Александр Буханцев в этом бою был ранен, но только по окончании боя отправился в госпиталь. За этот подвиг он был награжден медалью «За отвагу». Ефрейтор Первезенцев Михаил Сергеевич при наступлении подавил огневую точку противника, при занятии траншей противника убил четырех немцев, а при отражении двух вражеских контратак, из противотанкового ружья уничтожил еще 8 немцев. 1106 стрелковый полк наступал в районе деревни Исаевское.
Участвовали в этих боях и штрафники из 1, 2, 3 отдельных штрафных рот 20 армии, которые были приданы 331 стрелковой дивизии и распределены  между ее стрелковыми полками. 1 штрафная рота (командир лейтенант Алексеев Александр Владимирович, замполит политрук Кондрашов Василий Михайлович)  была придана 1104 стрелковому полку, 2 штрафная рота (командир старший лейтенант Павлюк, затем старший лейтенант Казаков) – 1106 стрелковому полку, 3 штрафная рота (исполняющий обязанности командира роты техник-интендант второго ранга, затем старший лейтенант Тагунов Геннадий Николаевич) – 1108 стрелковому полку. 1 штрафная рота, форсировав Вазузу в районе Пугачево, захватила на правом фланге наступающего 1104 стрелкового полка участок траншей первой линии вражеской обороны и участок перед «высотой 200», по которой, видимо и проходила вторая линия обороны. 1, 2, 3 отдельные штрафные роты 20 армии были переименованы 21 декабря 1942 года, соответственно, в 134 (в январе ей командовал старший лейтенант Кудряшев), 135 (в январе ей командовал лейтенант Бирин, в феврале -, старший лейтенант Казаков, старший лейтенант Аксенов), 136 (в январе ей командовал заместитель командира роты лейтенант Суворов Алексей Иванович, погибший в январе 1943 года) отдельные штрафные роты 20 армии. По другим данным, в составе 1104 стрелкового полка действовала не 1, а 2 отдельная штрафная рота, и командовал ей в январе старший лейтенант Д.Ш. Иванов.
Успешными, согласно донесениям, были действия 31 танковой бригады (до 1 декабря 1942 года ей командовал подполковник В.Е. Григорьев, затем подполковник Василий Федорович Орлов), которая по плану должна была действовать совместно с 1 гвардейской мотострелковой дивизией. Боевые действия 31 танковой бригады в эти дни подтверждаются только «Описаниями боевых действий на рубеже реки Вазуза за 25 ноября – 18 декабря 1942 года». По всем другим документам 31 танковая бригада в этот день лишь выдвигалась вместе с 1 гвардейской мотострелковой дивизией к переправам через Вазузу Под сильным огнем противника 31 танковая бригада переправилась через реку Вазуза у деревни Зеваловка и прорвала оборону противника. Была опасность удара врага по флангу наступающих частей 20 армии из района деревни Крюково, где было отмечено накопление танков противника и около двух батальонов его пехоты с артиллерией. Противник понимал нависшую над частями, занимавшими оборону между Васильками и Гредякино, угрозу окружения. Поэтому под Крюково был переброшен 55 мотоциклетный батальон немецкой 5 танковой дивизии. 31 танковая бригада самостоятельно атаковала и овладела деревней Крюково, разгромив находившуюся там группировку противника. Было уничтожено 8 танков, 3 самоходные пушки, 13 орудий, 20 пулеметов, 27 минометов, свыше 300 солдат и офицеров. Захвачено 15 пленных. В составе 278 танкового батальона 31 танковой бригады в качестве артиллерийского корректировщика действовал заместитель командира батарей 57 гвардейского артиллерийского полка 26 гвардейской стрелковой дивизии лейтенант Варваренко Иван Пантелеевич. В разгар боя он принял на себя исполнение обязанностей командира танка и в боях за Крюково в течение 25 и 26 ноября уничтожил две противотанковые пушки. 31 танковая бригада частью своих танков нанесла удар по врагу в направлении деревни Холм-Рогачевский, чтобы нарушить тылы врага. Захватив деревню Холм-Рогачевский, 31 танковая бригада удерживала ее до подхода нашей пехоты, а после этого отошла в деревню Крюково, которую нужно было по приказу командующего 20 армии удержать, во что бы это ни стало. В течение 25 и 26 ноября враг пять раз контратаковал деревню Крюково, но все его атаки были отбиты.
С 14 до 16 часов части 6 танкового корпуса (командовал им полковник П.М. Арман, заменивший заболевшего командира 6 танкового корпуса генерал-майора А.Л. Гетмана) переправились через Вазузу у деревень Григорово, Тимонино, Зеваловка с задачей войти в прорыв на участке Васильки, Пруды, то есть на ранее планируемом участке ввода в прорыв подвижной группы. 100 танковая бригада остановилась в ожидании приказа в районе леса в одном километре северо-восточнее деревни Васильки в полосе наступления 326 стрелковой дивизии. 200 танковая бригада сосредоточилась в одно километре восточнее Логово в полосе наступления 251 стрелковой дивизии. 22 танковая бригада сосредоточилась на западном берегу Вазузы напротив Зеваловки. 6 мотострелковая бригада сосредоточилась в районе один километр западнее Логово. Но части правого крыла 20 армии (326, 251 стрелковые дивизии и 42 гвардейская стрелковая дивизия) не смогли прорвать даже первую полосу обороны противника с ее мощными опорными пунктами, зажатыми между Осугой и Вазузой. В ночь на 26 ноября было решено начать ввод в бой подвижной группы на другом участке. Командующий Западным фронтом генерал-полковник И.С. Конев решил ввести 6 танковый корпус на участке, где был получен наибольший результат – в полосе действия 247 стрелковой дивизии и частей 8 гвардейского стрелкового корпуса. Хотя и здесь прорыв на тактическую глубину совершен еще не был, что делало необходимым участие частей подвижной группы в прорыве обороны немцев.
Уже 25 ноября вражеской авиацией был совершен сильный налет на переправы через Вазузу. Переправу у Зеваловки прикрывала в том числе зенитная батарея (командир капитан Фомин Виктор Александрович) 22 танковой бригады. Батарея сбила с 25 по 30 ноября шесть самолетов противника. Зенитное орудие под командованием старшего сержанта Шпаковского Николая Стефановича сбило два самолета: 26 (или 25) ноября – бомбардировщик Юнкерс Ю-88, 28 ноября – самолет-разведчик Хеншель Хе-126. Орудие под командованием старшего сержанта Гусева Алексея Иосифовича сбило 27 ноября под Крюково бомбардировщик Юнкерс Ю-88. Орудие под командованием старшего сержанта Зелинского Иосифа Александровича сбило 26 (или 25) ноября бомбардировщик Юнкерс Ю-88, а 28 ноября – еще один Юнкерс Ю-88 . Еще один Юнкерс Ю-88 был сбит 25 или 26 ноября. Дальномерщиком батареи был красноармеец Курносов Александр Алексеевич. Зенитная батарея (командир старший лейтенант Дмитеневский Константин Алексеевич) 100 танковой бригады с 25 по 30 ноября сбила пять бомбардировщиков Юнкерс-88. Зенитный артиллерийский дивизион (командир капитан Паратуй Николай Мефодьевич) 6 мотострелковой бригады подбила за эти дни семь самолетов: 26 ноября – бомбардировщики Юнкерс Ю-88 Хейнкель Хе-111, 27 ноября - Юнкерс Ю-88, 28 ноября – четыре Юнкерса Ю-88. Судя по наградному все семь бомбардировщиков на счету одной батареи этого дивизиона по командованием капитана Александрова Александра Павловича.

Сайт создан по технологии «Конструктор сайтов e-Publish»